«Хочу быть Дмитрием Киселевым»: опрос будущих журналистов

0 491 06 марта 2015

Первокурсники объясняют, зачем поступили на журфак, где хотят работать и как видят СМИ

В августе, после закрытия «Недели с Марианной Максимовской», Ксения Собчак в «Снобе» пыталась понять: «Кто эти молодые люди, которые в сентябре поступят на журфак? Они зачем туда поступают? Ну то есть странно сейчас идти учиться на профессию, которую очевидно истребляют. Вдумайтесь: если хочу в консерваторию, чтобы «стать как Мацуев», или на врача, чтобы «стать как доктор Рошаль», — это понятно, то «хочу на журфак, чтобы стать как Дмитрий Киселев или Петр Толстой» — невозможно. А «хочу стать, как Максимовская» — мотивация прекрасная, но имеет теперь много смыслов, в том числе «хочу быть профессиональным журналистом, которого либо выгонят с работы, либо вообще на работу не возьмут»».

Чтобы не задавать вопросов в пустоту, мы решили поискать ответ среди самих студентов. Сто первокурсников журфака МГУ ответили на анкету из шести пунктов.


1. Почему вы поступили на журфак? Считаете ли вы изменения, которые произошли в отрасли за последние три года, существенными? Могут ли эти изменения повлиять на вашу дальнейшую работу? Вы считаете их позитивными или негативными?

2. Как бы вы описали современное медиапространство в России с точки зрения особенностей аудитории, свободы слова, плюрализма мнений, отношений «собственник — главный редактор»?

3. Кого из российских журналистов вы считаете авторитетом, примером для подражания? Кого вы можете назвать профессионалом?

4. Какие СМИ вы смотрите, читаете, слушаете?

5. Где бы вы хотели работать после университета?

6. Если бы сейчас вам предложили работу на «Дожде», «Первом канале» и «России», куда бы вы пошли и почему?

Вот что удалось выяснить.

Перемены

 

82% не считают изменения серьезными и не думают, что эти изменения могут как-то отразиться на их деятельности.

10% признали изменения существенными.

8% опрошенных честно признались, что вообще не понимают, о чем идет речь.

Маша П.:
«Как правило, в эфир звонят пожилые женщины с жалобами на повышение тарифов ЖКХ, гниющие трубы, неубранные подъезды и т. д. Конечно, эти вопросы в эфире не прозвучат, прозвучат другие, заранее подготовленные силами редакторов». 


— Считает изменения в СМИ существенными.

— Пример в профессии: Александр Невзоров.

— Смотрит «Дождь» и «Россию».

— Читает «Русский пионер» и «Сноб».

— Пошла бы работать на «Дождь», чтобы «разглядеть, чем отличается их пропаганда от государственной».

Свобода

18% считают, что российское медиапространство активно расширяется и развивается и при этом уверены, что свобода слова и плюрализм мнений у нас были всегда и есть сейчас.

Оля Г.:
«До сих пор остаются и даже с каждым днем крепнут понятия «политика редакции» и «исполнитель — заказчик». Грубо говоря, на мнение журналиста сегодня всем по-прежнему наплевать. Есть задание — выполняй и забудь про свои принципы и взгляды. Возможно, это и правильно». 


— Не считает, что изменения в отрасли как-то отразятся на ее работе в будущем.

— Примеры в профессии: Владимир Познер и Алена Долецкая.

Пошла бы работать на «Первый канал».


Саша О.:
«Свободы слова нет. Плюрализм мнений

есть. Преобладает информационное

потребл№%ство. Свобода слова — только слова. Журналист, так или иначе, — раб сегодняшнего дня, и это нормально. Мы еще умеем думать, хотя нас и пытаются ограничить стандартами».

— Пример в профессии: Владимир Познер.

— Читает «МК», «АиФ», «Российскую газету», «Новую газету».

Пошел бы работать на телеканал «Россия».

Авторитеты

Всего первокурсники назвали 80 человек. Среди них:

Лена Д.:
«Авторитет — Дарья Асламова (корреспондент КП. — Прим. ВОС). Эта отважная независимая девушка преподносит нам журналистику в чистом виде: исключительно точные факты, подкрепленные собственным мнением».

— Не считает, что современное состояние СМИ может помешать ее карьере.

Читает «МК» и «КП». Хочет работать в печатных СМИ.

Пошла бы работать на «Дождь», потому что он представляет собой журналистику, а не пропаганду.

Антон Е.:
«Для меня авторитеты в профессии — это Ларри Кинг, Илья Варламов, Дмитрий Киселев».

Предпочтения в СМИ

Всего первокурсники назвали 83 СМИ, которые они читают, смотрят и слушают. Голоса распределились так:

 

Парадокс: только 39% хотят работать в том же СМИ, которое чаще всего читают. Довольно распространенный ответ — «Читаю «Ленту», «Русреп», «Медузу» и РИА. Хочу работать продюсером на федеральном ТВ». Многие специально уточняли, что они точно будут подальше от политики и экономики.

Планы

На вопрос «Где бы вы хотели работать после университета?» студенты дали 20 вариантов ответов.

 

Инна Ю.:
«Работать хочу либо в модном журнале, идеал — Cosmopolitan, либо на «Эхе Москвы»».

— Считает, что изменения в СМИ не помешают ее работе в будущем.

— Примеры в профессии: Андрей Малахов, Леонид Парфенов, Владимир Познер, Владимир Соловьев, Анна Политковская, Дмитрий Быков.

— Читает «Русский репортер» и «МК», слушает «Эхо Москвы».

Лена П:
«Не читаю журналов. Читаю The Village. Работать хочу в Vogue».

Лиза С.:
«Читаю «КП» и «АиФ», хочу работать в журнале GQ».

Выбор: «Дождь», «Первый канал» или «Россия»

 

Олег Б.:
«Пошел бы на «Первый», потому что его смотрит большинство моих друзей, знакомых и родственников».

— Пока не сталкивался с нарушениями закона о свободе слова.

— Пример в профессии: Дмитрий Борисов («Первый канал»). «Нравится его манера поведения, воспитанность и некий скрытый аристократизм».

— Смотрит «Первый канал», Life News, читает «Коммерсантъ», «Афишу», Esquire, слушает «Эхо» и «Ъ.FM».

Хотел бы работать новостником на центральных каналах.

Саша П.:
«Выбрала бы «Россию»: канал располагает в основном фактами, а не их интерпретацией. Конечно, самая обширная аудитория принадлежит федеральным каналам. Они доступны, точка зрения, как правило, наиболее нейтральная.

А вот «Дождь» направлен не на массы. Хотелось бы сказать, что на интеллигенцию. Но скорее на оппозицию. Сколько в России независимых СМИ? С трудом верится, что они вообще есть. Одно за другим российские СМИ либо ликвидируются, либо меняют главных редакторов. Причины очевидны. В России нет свободы слова в том виде, в каком ее требуют демократические принципы».

Маша А.:
«По духу мне ближе «Дождь», но начинать карьеру с подобного канала рискованно, поэтому я бы скорее пошла на «Россию». Уж больно мне нравится «Утро России». Хороший был бы старт».

Лиза Б.:
«»Первый» — там все более-менее позитивно, не хочу расстраивать людей».

Настя Д.:
«На «Дождь», потому что его существование жизненно необходимо для российской журналистики».

Сергей Д.:
«ВГТРК. Хотя и говорят, что это чуть ли не «канал для пропаганды», однако они держат высокую планку своей продукции. Это и репортажи, и документальные фильмы. К тому же в подобном выборе имеют значение и твое место в компании, и твоя зарплата».

Софья Л.:
«Я бы пошла работать на «Первый», потому что попасть туда — это счастье»

68% первокурсников выбрали «Первый» или «Россию». Почти все они не считают изменения в СМИ существенными.

28% студентов, выбравших федеральные каналы, регулярно смотрят ТВ.

Среди выбравших «Дождь» таких 20%.

Также оказалось, что из 37 человек, которые вообще хотят работать на ТВ,

32 выбрали «Первый» или «Россию».

Источник: ВОС

текст: Анастасия Беляева (TheQuestion.ru)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *